Главная » События в России » «Агора»: дела за фейки о коронавирусе в РФ возбуждают каждые два дня, их уже 200
Дата публикации: 15.06.2020
Просмотров: 14



«Агора»: дела за фейки о коронавирусе в РФ возбуждают каждые два дня, их уже 200


С апреля правоохранительные органы возбудили по меньшей мере 33 уголовных дела за недостоверную информацию об угрозах (ст. 207.1 УК) За 450 дней, прошедших с даты вступления в силу статьи КоАП о "фейковых новостях") "Агора" зафиксировала около 200 случаев преследования "за распространение информации, которая отличается от официальных пресс-релизов"

ВСЕ ФОТО "Агора": дела за фейки о коронавирусе в РФ возбуждают каждые два дня, их уже 200

С апреля правоохранительные органы возбудили по меньшей мере 33 уголовных дела за недостоверную информацию об угрозах (ст. 207.1 УК)
Moscow-Live.ru / Акишин Вячеслав

За 450 дней, прошедших с даты вступления в силу статьи КоАП о «фейковых новостях») «Агора» зафиксировала около 200 случаев преследования «за распространение информации, которая отличается от официальных пресс-релизов»
Pixabay.com

Кампания по борьбе с фейками во многом носит политический характер: так, в 17 из 42 случаев уголовного преследования фигурантами дел стали активисты, политики и журналисты
Pixabay.com

С апреля правоохранительные органы возбудили по меньшей мере 33 уголовных дела за недостоверную информацию об угрозах (ст. 207.1 УК): такие дела возбуждаются в России каждые два дня, говорится в докладе адвоката международной правозащитной группы «Агора» Станислава Селезнева «Эпидемия фейков: борьба с коронавирусом как угроза свободе слова».

Доклад основан на открытых данных СМИ, госорганов, ГАС «Правосудие» и материалах дел в производстве адвокатов «Агоры». Как отмечают правозащитники, правоприменительная практика по делам о фейках «отличается от предыдущих кампаний массового преследования за слова», а объектами преследования часто становятся критики власти — журналисты, активисты и политики. При этом недостоверной признается любая информация, отличающаяся от официальной.

За 450 дней, прошедших с даты вступления в силу статьи КоАП о «фейковых новостях») «Агора» зафиксировала около 200 случаев преследования «за распространение информации, которая отличается от официальных пресс-релизов». В частности, с 3 апреля по 9 июня 2020 года силовые ведомства и СМИ сообщили о 33 делах по новой ст. 207.1 УК, возбужденных в 24 регионах страны.

Помимо уголовных дел речь идет о протоколах по ст. 13.15 КоАП, которая появилась в кодексе в марте 2019 года. Селезнев отмечает, что первый год статья о «фейковых новостях» применялась довольно редко и в основном местными властями лишь для решения локальных задач: с марта 2019-го по март 2020 года было заведено по меньшей мере 13 дел о таких правонарушениях, из них восемь были прекращены. А за три месяца пандемии коронавируса власти составили по меньшей мере 157 протоколов об административном нарушении по ч. 9-11 статьи о «фейковых новостях», 46 из них завершились обвинительным постановлением суда.

В 20 случаях преследование было прекращено. В соответствующих постановлениях судьи ссылались на малозначительность деяний, необоснованность утверждений полиции, что ложные сообщения угрожают общественной безопасности, на отсутствие доказательств умысла или того, что гражданин осознавал недостоверность информации. Так, 22 мая судья якутского города Нерюнгри Айсуу Михайлова вынесла постановление о прекращении дела о рассылке в WhatsApp, подчеркнув при этом, что любой человек имеет право на собственное мнение, даже если оно «объективно не соответствует действительности» или «какой-либо другой точке зрения на происходящие события, в том числе и точке зрения органов власти».

Кампания по борьбе с фейками во многом носит политический характер: так, в 17 из 42 случаев уголовного преследования фигурантами дел стали активисты, политики и журналисты. Первой обвиняемой по ст. 207.1 УК стала активистка связанного с Алексеем Навальным профсоюза «Альянс врачей» Анна Шушпанова. Другие уголовные дела связаны с публикациями основателя проекта «Омбудсмен полиции» Владимира Воронцова, движения «Русь сидящая», лидера движения «Новый социализм» Николая Платошкина.

Первым осужденным по одному из уголовных дел за фейк о коронавирусе стал пассажир рейса Бангкок — Шанхай — Южно-Сахалинск, который пожаловался на видео, что людей в самолете обеспечили защитными средствами лишь по прибытии. В действительности, по версии Следственного комитета, пассажирам выдали средства защиты еще в Таиланде. Мужчина полностью признал вину и в особом порядке был приговорен к минимальному наказанию — штрафу в размере 300 тыс. руб.

В административном порядке суды в общей сложности наложили на предполагаемых распространителей фейков штрафы по меньшей мере на 1,1 млн рублей. Самый крупный — 75 тыс. руб. — был взыскан с оперного певца, активиста и организатора митингов Вадима Чельдиева, который в видеоблоге отрицал опасность коронавируса, против него также возбуждены четыре уголовных дела.

На 60 тыс. руб. был оштрафован главред издания ProUfu Тимур Алмаев за новость о выделении для жертв COVID-19 1 тыс. мест на уфимских кладбищах. Информацию об этом в WhatsApp подтвердил сотрудник мэрии, однако затем городские власти отозвали подтверждение, заявив, что комментарий был неофициальным. В Липецке активистка Екатерина Бильбао была оштрафована на 30 тыс. руб. за видеообращение о сборе средств на медикаменты для больницы. Во Пскове полиция составила протоколы о тиражировании фейков и на активиста «Яблока» Николая Кузьмина, и на сотрудников областной администрации, которые разошлись с активистом в оценках количества аппаратов ИВЛ в местной больнице.

Правозащитники отмечают, что правоохранительные органы уверены в том, что чиновники не могут распространить заведомо ложную информацию, хотя статья 237 УК РФ устанавливает ответственность в том числе за «сокрытие или искажение информации» об угрозах чиновниками и другими уполномоченными лицами. А при рассмотрении дел о фейках силовики и суды зачастую не устанавливают, был ли у субъекта прямой умысел на введение в заблуждение аудитории, насколько он сам осознавал ложный характер сведений и несли ли те реальную угрозу. Это противоречит требованиям в том числе и Верховного суда. Кроме того, в отличие от других категорий дел о высказываниях дела о фейках, как правило, обходятся без привлечения экспертов-лингвистов. Таким образом, ложной информацией власти считают любую информацию, не совпадающую с текущей официальной позицией.

Также правозащитники отмечают, что новые статьи о фейках расположились в УК среди статей о теракте, захвате заложника, организации незаконного вооруженного формирования и бандитизме. Такое позиционирование создает ощущение их большой общественной опасности, а само введение наказаний за распространение ложных сведений ущемляет свободу информации, подменяя собой борьбу с экстремизмом. Кроме того, политическая кампания против фейков может усугубить кризис недоверия общества к власти: под соответствующие статьи чаще всего попадают не лидеры мнений, а обычные люди.

«Агора» считает, что распространение ложной информации требует полной декриминализации, однако в нынешних условиях компромиссным решением могли бы стать смягчение санкций, отказ от преследования за мнения, оценочные суждения или неумышленное тиражирование фейков и отказ от презумпции достоверности официальной информации.

В свою очередь, сенатор Андрей Клишас заявил, что о преследовании за мнения, оценочные суждения или неумышленное тиражирование фейков в данном случае речь не идет, а смягчить санкции по статьям о фейках невозможно «ввиду высокой общественной опасности предусмотренных ими преступлений и правонарушений». По его словам, ни Совфед, ни Верховный суд не обнаружили никаких затруднений в применении обсуждаемых статей или недоработок в их формулировке. Глава комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников отказался комментировать выводы «Агоры».