Главная » События в России » Эксперты посчитали «оправданием терроризма» в деле Светланы Прокопьевой критику властей и слова о несоблюдении прав и свобод
Дата публикации: 07.10.2019
Просмотров: 19



Эксперты посчитали «оправданием терроризма» в деле Светланы Прокопьевой критику властей и слова о несоблюдении прав и свобод


Светлана Прокопьева

РБК изучил выводы экспертиз, ставших основой уголовного дела об оправдании терроризма в отношении журналистки из Пскова Светланы Прокопьевой. Признаком оправдания терроризма в ее тексте лингвисты и психологи назвали указание на несоблюдение «прав и свобод граждан» в России, сравнение взорвавшего себя подростка с народовольцами XIX века и отсутствие должной негативной оценки его действий.

Первая экспертиза текста Прокопьевой была назначена Роскомнадзором 19 ноября 2018 года, через 12 дней после ее выступления на радиостанции. Ссылаясь на выводы этой экспертизы, Роскомнадзор вынес предупреждения «Эху Москвы в Пскове» и «Псковской ленте новостей», которая разместила текст радиокомментария Прокопьевой. Экспертизу по заказу Роскомнадзора проводили эксперты ФГУП «Главный радиочастотный центр» Александр Сорговицкий и Анастасия Гершликович.

По мнению авторов экспертизы, Прокопьева заявляет о целесообразности действий террориста в современных условиях политической жизни России, указывает на несоблюдение властями «законных прав и свобод граждан», связывает «причину террористического акта с действиями правоохранительных органов», а также сравнивает взорвавшего себя 17-летнего подростка с народовольцами. «Террористический акт [в тексте] рассматривается как единственное возможное решение для привлечения внимания к проблемам в современной России», — говорится в документе, авторы которого констатируют «направленность текста на формирование положительного отношения к терроризму».

Следующую экспертизу в декабре 2018 года назначил заместитель начальника следственного отдела СК по Пскову Сергей Мартынов в рамках доследственной проверки по факту публикации Прокопьевой. Исследование проводили психолог Виктор Кисляков и лингвист Алексей Рыженко из «Южного экспертного центра». По мнению Кислякова, журналистка связывает теракт в Архангельске с политической ситуацией в стране, государственным устройством «путинской» России и борьбой политических активистов за гражданские права.

В контексте этого политического конфликта действия архангельского террориста рассматриваются автором как закономерное следствие «репрессивной» политики действующей власти и как протест против пыток и фабрикации уголовных дел, а действия подростка описаны с точки зрения сторонников оппозиции, критически настроенных к действующей власти». Кисляков обвинил журналистку в том, что она занимается «навязыванием понятий», обозначая «террориста и теракт понятиями, которые должны вызвать нейтральные или позитивные ассоциации у политически активных граждан, критически настроенных по отношению к власти». При этом действия пострадавшей от теракта стороны критикуются, а вместо осуждения деструктивных действий архангельского террориста внимание акцентируют на его идеалистических мотивах.

Еще одна экспертиза была назначена СКР в марте 2019 года, уже в рамках расследования уголовного дела. Ее проводили лингвист Наталья Пикалева и психолог Анастасия Лаптева из Северо-Западного регионального центра судебной экспертизы Минюста. В тексте этого заключения также сказано, что совершенный теракт не вызывает у автора негативного отношения, а сама Прокопьева создает в тексте «противостояние и конфликт между группами «народ Российской Федерации» и «государство», отождествляя себя с первой из этих групп, тогда как вторая «оценивается негативно, осуществляет «агрессивные» действия против своего народа, соответственно, заслуживает определенного отношения и действий». По мнению Пикалевой, на фоне негативной оценки властей «нейтральные» обороты, описывающие подростка и его самоподрыв, «приобретают положительный оттенок».

В свою очередь, адвокат Прокопьевой из Центра защиты прав СМИ Тумас Мисакян заявил, что комиссия Гильдии лингвистов-экспертов (ГЛЭДИС) не нашла в тексте журналистки лингвистических признаков оправдания терроризма. По его словам, выводы экспертов со стороны обвинения основаны на ничем не подтвержденных предположениях и домыслах и могут быть истолкованы по-разному, в том числе и в пользу журналиста: защита намерена представить обвинению альтернативную экспертизу. Сама Прокопьева заявила, что эксперты «просто пишут то, что от них хочет услышать следствие», а в законодательстве есть очень четкие критерии оправдания терроризма — «признание идеологии и практики терроризма правильными и достойными подражания». «Ничего этого нет в моем тексте», — сказала Прокопьева.

Уголовное дело против Светланы Прокопьевой было возбуждено в феврале из-за авторской программы «Репрессии для государства» на «Эхе Москвы в Пскове». В эфире журналистка проанализировала теракт в архангельском управлении ФСБ и высказала свое мнение о действиях террориста, что было расценено как оправдание терроризма. При обыске из ее квартиры изъяли ноутбук и телефон. Во время обыска дом журналистки оцепили вооруженные люди с автоматами и щитами, в белых маскхалатах. Из-за внесения в список экстремистов и террористов ее банковские счета заблокированы.

Радиостанцию «Эхо Москвы в Пскове» за передачу с Прокопьевой оштрафовали на 150 тысяч рублей по статье о злоупотреблении свободой массовой информации. Издание «Псковская лента новостей» за публикацию текста журналистки получило штраф в 200 тысяч рублей.

«Я не признаю вину и считаю свое уголовное дело банальной местью обиженных силовиков. В том тексте я возложила на них самих ответственность за архангельский взрыв. Я написала о том, что репрессивное государство дождалось ответной реакции. Что жестокая правоохранительная политика ожесточает граждан. Что заблокированные законные пути выталкивают энергию протеста вот в такое, общественно опасное, русло. Я по-прежнему так думаю», — написала Прокопьева в открытом письме, текст которого в знак солидарности опубликовали многие издания. В защиту журналистки также выступили представители Совета по правам человека и Союза журналистов России.