Главная » События в России » «Мы Иван Голунов»: РБК, «Ведомости» и «Коммерсант» в совместном заявлении потребовали проверить действия МВД при задержании журналиста
Дата публикации: 10.06.2019
Просмотров: 22



«Мы Иван Голунов»: РБК, «Ведомости» и «Коммерсант» в совместном заявлении потребовали проверить действия МВД при задержании журналиста


"Мы Иван Голунов": РБК, "Ведомости" и "Коммерсант" в совместном заявлении потребовали проверить действия МВД при задержании журналиста

РБК, «Ведомости» и «Коммерсант» в понедельник выступили с совместными заявлениями по делу обвиняемого в попытке сбыта наркотиков журналиста «Медузы» Ивана Голунова. Печатные версии изданий впервые вышли в единой стилистике, с надписью «Мы Иван Голунов».

«Мы требуем детальной проверки действий сотрудников МВД, причастных к задержанию Ивана Голунова, на соответствие законодательству и настаиваем на предоставлении данных этой проверки средствам массовой информации. Мы ожидаем от правоохранительных органов неукоснительного соблюдения закона и требуем максимальной прозрачности при проведении расследования», — говорится в опубликованном совместном заявлении.

Евгений Ройзман: «Они загнали себя в ловушку и не могут включить задний ход»

Журналисты отметили, что обстоятельства задержания Голунова вызывают большие сомнения в том числе в действиях следователей, а задержание и последующий арест Голунова могут быть связаны с его профессиональной деятельностью.

На сайте профсоюза журналистов и работников СМИ завершился сбор подписей под открытым письмом с требованием освободить Голунова, его поддержали 7578 журналистов. 10 июня письмо планируется передать в Министерство внутренних дел, ГУ МВД по Москве, Генеральную прокуратуру, Следственный комитет.

На сайте Change.org под петицией в адрес Генпрокуратуры РФ с требованием освободить журналиста подписались более 130 тысяч человек.

Специального корреспондента «Медузы» Ивана Голунова фактически задержали днем 6 июня на Цветном бульваре, но юридически оформили задержание только в ночь на 7 июня, спустя 13 часов 10 минут. Голунову не давали позвонить родственникам и адвокату. Его близких уведомили о задержании только через 13 часов, а адвоката пустили только через 16 часов.

В полиции Голунов получил травмы. В ответ на многочисленные требования адвоката один из полицейских дважды ударил его по виску, а потом Голунова, схватившегося за спинку лавки, оттянули и тащили по полу на спине. Когда журналист лежал на асфальте, полицейский наступил ему ногой на грудь.

Следствие предъявило Голунову обвинение в покушении на сбыт наркотиков в крупном размере. Незаконные вещества обнаружили у него в рюкзаке и в квартире. При этом из девяти фотографий, якобы сделанных в квартире Голунова, на восьми запечатлены совершенно другие помещения.

Сам журналист утверждает, что наркотики ему подбросили, с этим согласны и его коллеги. Голунов известен острыми расследованиями коррупции среди столичных и федеральных чиновников. В «Медузе» считают, что задержание и дело против Голунова — реакция на новое расследование, посвященное рынку похоронного бизнеса в Москве. В последние месяцы журналисту поступали угрозы в связи с этим.

Днем 8 июня в Никулинском суде Москвы должно было состояться заседание по мере пресечения для Голунова, но в отделении полиции ему стало плохо. До этого журналист почти не ел и не спал. Две бригады скорой помощи настаивали на госпитализации Голунова, но следствие препятствовало этому, как и доступу к нему врачей. Затем спецкора все же отвезли в 71-ю больницу на обследование. Оно длилось несколько часов, по результатам главврач заявил, что показаний к госпитализации Голунова нет, а его состояние удовлетворительное.

Параллельно возле Никулинского суда в ожидании прибытия Голунова проводились пикеты в его поддержку. Люди также выходили на пикеты в других городах России и за рубежом. Голунова поддержали почти все СМИ, кроме явно провластных, а также многие представители культуры и общественные деятели.

Поздно вечером 8 июня Никулинский суд Москвы постановил отправить Голунова под домашний арест, вопреки ходатайству следствия и прокурора, просивших для журналиста два месяца ареста. Обвинение настаивало, что у Голунова есть загранпаспорт, и он живет не по месту регистрации, а следовательно «может скрыться». Голунову запрещено выходить за пределы помещения, общаться с лицами, проходящими по делу, и использовать средства связи. Защита корреспондента намерена обжаловать условия его задержания в Европейском суде по правам человека.