Главная » События в России » Печально известную ИК-37 в Кузбассе проверят из-за ВИДЕО с жареным поросенком
Дата публикации: 11.09.2020
Просмотров: 78



Печально известную ИК-37 в Кузбассе проверят из-за ВИДЕО с жареным поросенком


Печально известную ИК-37 в Кузбассе проверят из-за ВИДЕО с жареным поросенком

Мариинская прокуратура в Кемеровской области начала проверку по опубликованной в СМИ информации о банкете во время проводов заключенного из исправительного учреждения на свободу. Об этом сообщает «Интерфакс» со ссылкой на пресс-службу региональной прокуратуры.

Ранее на Youtube-канале проекта «Сибирь правовая» была опубликована видеозапись, на которой заключенные колонии N37 якобы организовали застолье в честь проводов заключенного на свободу. На записи один из осужденных с помощью ножа разделывает жареного поросенка, также на столе видны закуски и бутылки с безалкогольными напитками. По данным авторов, запись была сделана предположительно в 2019 году.

В СКР Кузбасса и прокуратуре Кемеровской области заявили о начале проверки по факту публикаций в СМИ. Во ФСИН Кузбасса ситуацию не комментируют.

ИК-37 в поселке Яя считается самой жестокой из колоний Кемеровской области. В 2018 году сетевое издание «Медуза» обнародовало жуткие сведения об этой колонии, где с подачи руководства годами безнаказанно жестоко пытают и насилуют заключенных, заставляя их назвать себя различными животными и вынуждая сотрудничать с администрацией ИК. Ею пугают осужденных из других «зон», сообщения об избиениях и пытках в ИК-37 поступают регулярно, но проверяющие органы никаких нарушений не находят.

Так, жительница Башкирии Оксана Хаттарова рассказала, как ее мужа Руслана Курмангалеева, приговоренного в декабре 2012 года к 11 годам лишения свободы в колонии строгого режима за бандитизм и разбой, сперва несколько лет систематически били и пытали в ИК-1 в городе Мариинске Кемеровской области, а его жалобы в прокуратуру и общественную наблюдательную комиссию ОНК региона привели к переводу в другой отряд, где содержались «активисты» — осужденные, сотрудничающие с руководством колонии и выполняющие ее поручения. Курмангалеева подвергли его пыткам и сексуальному насилию, а затем вынудили написать отказ от ранее написанных им заявлений и жалоб. С тех пор он подвергался в колонии ежедневным избиениям и насилию, а 28 марта 2018 года ранил одного их своих мучителей, вырвав у него нож, после чего был отправлен в ИК-37.

Там его избили несколько сотрудников, в числе которых были начальник колонии Евгений Овчаров, замначальника по безопасности и оперативной работе Сергей Толканов и еще двое сотрудников, а затем под угрозой изнасилования приказали мыть туалет, после чего отправили досиживать 10 суток в штрафном изоляторе.

Жена Курмангалеева, побывавшая на свидании с супругом, рассказал, что заключенные в ИК-37 при передвижении по колонии представляются не по фамилии, как это везде принято, а по названию различных животных, картинки с изображением которых есть в нагрудном кармане у каждого осужденного. Курмангалеев попытался передать жалобы через супругу, но их отобрали на выходе из колонии под угрозой насилия: региональные прокуратура и ФСИН провели в ИК-37 проверки и нарушений не нашли.

Жители поселка Яя рассказали, что все обращения бесполезны — вместо проверок некоторым родственникам заключенных начинают угрожать, а тех, кто пишет жалобы из колонии, пытают еще больше. Адвокат двоих осужденных, отправленных в эту колонию, при странных обстоятельствах погибла в ДТП, а ее подзащитных обвинили в ложном доносе.