Главная » События в России » Показания против псковской журналистки Прокопьевой, «набравшейся радикализма у Навального», дали тайные свидетели
Дата публикации: 27.11.2019
Просмотров: 28



Показания против псковской журналистки Прокопьевой, «набравшейся радикализма у Навального», дали тайные свидетели


В уголовном деле псковской журналистки Светланы Прокопьевой, которой вменяется оправдание терроризма за статью об архангельском подрывнике, фигурируют два секретных свидетеля

В уголовном деле псковской журналистки Светланы Прокопьевой, которой вменяется оправдание терроризма за статью об архангельском подрывнике, фигурируют два секретных свидетеля
Стоп-кадр видео ГражданинЪ TV / Youtube.com

В уголовном деле псковской журналистки Светланы Прокопьевой, которой вменяется оправдание терроризма за статью об архангельском подрывнике, фигурируют два секретных свидетеля. Один из них заявил, что Прокопьева якобы «хотела, чтобы в России было как на Украине», а второй в своих показаниях утверждает, что журналистка «набралась» радикальных взглядов у соратников оппозиционера Алексея Навального.

Прокопьева впервые смогла рассказать подробности о своем деле после того, как с нее сняли подписку о неразглашении. Засекреченные свидетели фигурируют в деле под вымышленными именами, неизвестен даже их пол, однако журналистка считает, что один из них «взялся откуда-то изнутри редакции «Псковской ленты новостей» и радиостанции «Эхо Москвы в Пскове», а второй хорошо знаком с деятельностью псковского «Яблока».

По мнению Прокопьевой, к СМИ имеет отношение свидетель, который значится в материалах под именем «Петр Петрович Петров». Из его показаний следует, что главный редактор псковского «Эха» якобы возмущался текстом Прокопьевой и заявлял, что никогда бы его не поставил, а сотрудники радиостанции сговорились давать показания о том, что не видели в статье Прокопьевой оправдания терроризма.

«Они на самом деле его не видели. И когда начались проверки, а потом предупреждения Роскомнадзора, все были в шоке», — объяснила журналистка «Открытым медиа». По ее словам, «Петр Петрович» доносит не столько на нее, сколько на сотрудников радиостанции, которые «якобы громко жалели и стонали о том, что «Ах, зачем же мы поставили эту злосчастную колонку».

«И потом показания этого свидетеля следователь тщательно проверял, допрашивая всех по кругу о том, что «А-а, вы говорили о том, что вы зря поставили колонку!» А все ему говорили: «Да нет, не зря. Мы, конечно, расстроились, но ничего такого не было», — рассказала Прокопьева «Эху Москвы». Она отметила, что «люди выражали эмоции по другому поводу: просто они были огорчены и расстроены. А когда говорили «зачем текст поставили?», так это просто ирония была, а «Петр Петрович» не понял».

Второй тайный свидетель дал показания о работе Прокопьевой в газете «Гражданин», которую выпускало псковское отделение партии «Яблоко». Свидетель заявил, что «в газете пытались найти всякие плохие вещи о том, как власть недорабатывает», а Прокопьева «потом сотрудничала со штабом Навального, там тоже понабралась всякого радикализма» и «стала… радикальной оппозиционеркой».

«Это очень смешно, потому что все эти вещи можно было, вообще-то, у меня спросить, — отметила Прокопьева. — Я бы точно так же совершенно серьезно рассказала, почему я не люблю власть, почему я критикую власть, почему я критикую губернатора».

Кроме того, показания против журналистки дали районный депутат из города Остров и член партии «Коммунисты России» Вячеслав Евдокименко, доцент исторического факультета Псковского университета Максим Васильев и известный в Пскове борец с оппозицией Игорь Иванов. По словам Прокопьевой, Евдокименко никогда не общался с ней лично, а о спорной статье узнал, прочитав о митинге в поддержку журналистки. После этого он потребовал наказать Прокопьеву за «пропаганду экстремизма». Иванов же за свои деньги заказал экспертизу статьи Прокопьевой и послал результаты в Роскомнадзор.

Напомним, эксперты сочли признаком оправдания терроризма указание на несоблюдение прав и свобод граждан в России, сравнение архангельского подрывника с народовольцами XIX века и отсутствие должной негативной оценки его действий. Прокопьева считает свое уголовное преследование «банальной местью обиженных силовиков», на которых журналистка в своем тексте возложила ответственность за взрыв в управлении ФСБ по Архангельской области в октябре 2018 года.