Главная » События в России » После отмены режима самоизоляции в России подскочило число разводов
Дата публикации: 25.08.2020
Просмотров: 65



После отмены режима самоизоляции в России подскочило число разводов


После отмены режима самоизоляции в России подскочило число разводов

После отмены режима самоизоляции в России подскочило число разводов
Thisantors / DepositPhotos

Согласно демографическим данным Росстата за первое полугодие 2020 года, пандемия коронавируса повлияла на количество разводов в России. Как пишут «Известия», после резкого падения показателей во время самоизоляции в марте-июне в первый летний месяц в стране было зарегистрировано 45,8 тыс. разводов, что почти соответствует показателю июня 2019-го и почти в 2,5 раза больше, чем в мае. В июле рост может продолжиться, однако, прежде чем говорить о тенденции, демографы предлагают дождаться итогов года.

В период самоизоляции некоторые эксперты прогнозировали, что в России может повториться сценарий Китая, где после отмены ограничительных мер многие пары поспешили подать на развод. Примерно так и произошло: хотя количество расторгнутых браков за первое полугодие 2020 года в целом снизилось на 34,7% по сравнению с аналогичным периодом 2019-го, само это падение ожидаемо пришлось на период действия режима самоизоляции и других ограничительных мер.

Пик падения числа разводов пришелся на апрель, когда было зарегистрировано всего 13,8 тыс. разводов (53,7 тыс. — в 2019-м). В мае произошло небольшое увеличение числа разводов, а уже в июне количество разводов выросло до 45,8 тыс., практически сравнявшись с прошлогодними показателями, даже на фоне продолжающихся ограничений.

Замруководителя Росстата Павел Смелов предположил, что тенденция к увеличению количества разводов продолжится и в июле, однако не исключил, что люди могли просто отложить развод во время действия ограничительных мер, а в июле решили реализовать свои планы. По его словам, полная картина влияния самоизоляции сложится только к концу года.

Самый низкий коэффициент разводимости (количество разводов на 1 тыс. человек) в первом полугодии традиционно был зафиксирован в республиках Северного Кавказа — Ингушетии и Чечне (0,6%), Дагестане (1,1%) и Северной Осетии — Алании (1,7%), а также в Туве (1,6%). По словам Павла Смелова, эти регионы традиционно находятся в «антилидерах» по разводам из-за национальных особенностей, включающих неприятие разводов как таковое. А самый высокий коэффициент разводимости в первом полугодии был зафиксирован в Республике Алтай (4,3%), Ямало-Ненецком АО — 4,2%, Калининградской (4,2%), Амурской и Магаданской областях (4,1%). При этом многие пары распадаются даже без каких-то попыток наладить отношения, а потом заключают повторный брак.

Психологи полагают, что многие пары не смогли преодолеть ситуацию, связанную с круглосуточным пребыванием в замкнутом пространстве: внутренние конфликты и противоречия, мало заметные в условиях, когда супруги полноценно работают, обострились и вышли на поверхность. Не исключено, что кто-то из пары оказался в бессрочном отпуске или вовсе потерял работу, что тоже могло сказаться на общей ситуации в семье. А семьям с детьми пришлось руководить еще и образовательным процессом. Кроме того, количество разводов существенно увеличилось еще до коронавирусного кризиса из-за финансовых проблем, и пандемия ускорила внутренние процессы, которые до этого протекали скрытно.

Еще одним «побочным эффектом» самоизоляции стало увеличение числа случаев домашнего насилия в мире. В заявлении Европарламента утверждалось, что в странах ЕС количество случаев бытового насилия выросло на треть спустя неделю после объявления карантина. О росте вспышек домашнего насилия в мире говорил и генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш.

В России, по данным некоторых НКО, количество жертв насилия и случаев насилия в семье увеличилось в 2,5 раза. Правозащитники фиксировали резкий рост числа обращений от жертв издевательств со стороны супругов, а также рост числа самих актов проявления агрессии. Подобные обращения поступали и на горячую линию уполномоченного по правам человека, но не носили массового характера. Это может быть связано со страхом жертвы подвергнуться насилию из-за обращения за помощью: в связи с режимом самоизоляции женщины не могли прийти в органы внутренних дел, чтобы подать заявление, и воспользоваться местами-убежищами.