Главная » Религия » Работа Отдела внешних церковных связей РПЦ предотвратила полное разрушение Церкви, убежден его руководитель
Дата публикации: 20.05.2016
Просмотров: 341



Работа Отдела внешних церковных связей РПЦ предотвратила полное разрушение Церкви, убежден его руководитель


Председатель Отдела внешних церковных связей Московского патриархата (ОВЦС МП) митрополит Волоколамский Иларион в эксклюзивном интервью РИА «Новости» рассказал о главных итогах деятельности этой важнейшей церковной структуры, отметившей накануне 70-летний юбилей.

По словам митрополита, внешняя деятельность Русской церкви уходит корнями в глубокую древность (здесь можно, например, вспомнить, что еще во второй половине XIII века в столице золотоордынского ханства Сарае была создана епархия, исполнявшая функции постоянного представительства Руси на территории Золотой Орды), однако только с созданием Отдела в 1946 году она приобрела должную системность и организацию.

«Уникальность ОВЦС в советский период связана прежде всего с уникальным положением, в котором находилась Русская православная церковь, которую власти СССР считали вредным для строительства социализма пережитком прошлого. Если коммунистическое руководство страны в силу разных причин и мирилось с существованием Церкви, то стремилось использовать ее в своих целях — прежде всего внешнеполитических и пропагандистских», — отметил глава ОВЦС МП.

Однако Церковь переиграла своих гонителей именно на внешнеполитическом поле, благодаря самоотверженным трудам руководителей и сотрудников ОВЦС МП. Выдающуюся роль здесь сыграл митрополит Никодим (Ротов). В период правления Хрущева, инициировавшего новую волну гонений на Церковь, митрополит Никодим сумел защитить ее «от внутреннего врага, каким являлась тогдашняя безбожная власть». И помогла в этом целая система внешнецерковных отношений, выстроенных под его личным руководством, подчеркнул собеседник агентства.

«Международная деятельность Русской церкви, осуществляемая ОВЦС, была одним из наиболее существенных факторов, предотвративших ее полное разрушение, намеченное, но так и не осуществленное руководством СССР», — сказал митрополит Иларион.

Созданный в послевоенные годы для контактов с зарубежными приходами и епархиями отдел со временем превратился в важнейшую структуру Московской патриархии, не имевшую аналогов по широте и важности решаемых ею задач. И когда появились возможности для возрождения церковной жизни, именно потенциал сотрудников ОВЦС МП позволил воспользоваться этими возможностями в полной мере.

Мирополит Иларион назвал 20-летним «золотым веком» Отдела тот период, когда его возглавлял нынешний патриарх Кирилл. Именно в этот период, по его инициативе, в ОВЦС МП начиналась работа, которая впоследствии стала сферой ответственности самостоятельных синодальных учреждений: Отдела по религиозному образованию и катехизации, Отдела по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными органами, Отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ, Отдела по делам молодежи, Отдела по церковной благотворительности и социальному служению, а также Управления по зарубежным учреждениям.

Подчеркивая уникальность деятельности ОВЦС МП, его нынешний руководитель тем не менее указал на то, что у отдела нет никакой собственной повестки дня, которая отличалась бы от повестки дня всей Церкви.

«Отдел не является каким-то крылом внутри Церкви, клубом по интересам: у него нет иных интересов, кроме интересов всей Церкви. Отдел работает по очень простой схеме: священноначалие Церкви в лице Святейшего патриарха и Священного Синода является заказчиком, мы же — исполнители. По-другому и быть не может, поскольку ОВЦС — служебный орган, полностью подконтрольный священноначалию», — заявил митрополит Иларион.

Отвечая на вопрос, какими качествами должен обладать церковный дипломат — сотрудник ОВЦС МП, митрополит отметил, что он «должен прежде всего иметь искреннюю веру и быть абсолютно церковным человеком, то есть всегда ставить интересы Церкви выше своих личных интересов».

«Церковный дипломат — это свидетель окружающему миру о правде Божией. Церковный дипломат, представляющий Русскую церковь в диалогах с иными Церквами и конфессиями, является свидетелем истинности православия, чистоты предания, непреложности и неизменности Богом данного нравственного закона. Он должен знать православное богословие и вероучительные положения тех традиций, с представителями которых ему приходится общаться в ходе межцерковных и межрелигиозных встреч и собеседований», — сказал глава Отдела.

При этом необходимо помнить также что общение предполагает понимание, которое невозможно без хорошего владения языком собеседника. «Сегодня самым распространенным языком в мире является английский, поэтому владение английским языком, хотя бы разговорным, для церковного дипломата является обязательным требованием. Однако по некоторым профильным направлениям необходимы другие языки: для межправославных контактов — греческий, для контактов с католиками — итальянский. Обсуждение сложных богословских вопросов требует знания древнегреческого и латыни, а иногда и более редких языков. Кстати, владение древними и новыми языками среди выпускников дореволюционных семинарий было скорее нормой, чем исключением. Хотелось бы эту норму восстановить», — отметил митрополит Иларион.
Рассказывая о характере взаимоотношения РПЦ с другими конфессиями в России и других странах канонического присутствия Русской церкви, он указал на то, что с распадом Советского Союза христианские конфессии, существовавшие в странах, образованных на его территории, столкнулись с одинаковыми и очень мощными вызовами.

«С Запада к нам хлынули нетрадиционные религиозные группы деструктивного характера; с особенной силой стала распространяться идеология нравственной вседозволенности; кризису подвергся институт семьи; проявилась отчетливая тенденция, нацеленная на подрыв нравственных основ жизни наших народов и вытеснение религиозного сознания на периферию общественной жизни», — сказал председатель ОВЦС МП.

Поэтому для координации совместной деятельности, направленной на противодействие этим вызовам и на утверждение идеалов мира, общественного согласия, христианской морали, в середине 1990-х годов решено было создать Христианский межконфессиональный консультативный комитет (ХМКК), включивший в себя христианские конфессии на пространстве бывшего СССР.

По словам митрополита, наиболее активно сегодня развивается межконфессиональное сотрудничество в сфере социального служения, помощи больным СПИДом, наркозависимым людям, пациентам хосписов. Христианские конфессии в России и странах ближнего зарубежья участвуют во многих совместных программах по этой линии, в том числе реализуемых при государственном участии.

Касаясь встречи Патриарха Московского и всея Руси Кирилла и Папы Римского Франциска, состоявшейся в феврале этого года в Гаване, митрополит подчеркнул, что она стала «поистине историческим событием, значение которого трудно переоценить». В кубинской столице первые в истории состоялась личная беседа глав двух крупнейших христианских общин мира, в ходе которой за короткое время им удалось не только обсудить широкий спектр вопросов, но и принять содержательное Совместное заявление, посвященное актуальным вопросам современности. В их числе — гонения на христиан на Ближнем Востоке, ущемление свободы совести в ряде западных стран и гражданский конфликт на Украине. Митрополит выразил убежденность, что встреча в Гаване стала важным фактором в деле включения этих тем в глобальную повестку дня и консолидации усилий по разрешению имеющихся конфликтов.

Отметив, что, встреча, конечно, не была спонтанной и ей предшествовала тщательная подготовка, митрополит Иларион подчеркнул, что сам факт ее проведения говорит об очень существенном позитивном сдвиге в истории отношений двух Церквей, об их выходе на качественно новый уровень.

При этом собеседник агентства особо указал на то, что на встрече не обсуждались вопросы объединения Церквей или даже сближения их богословских позиций. «Все имеющиеся между православными и католиками богословско-догматические различия по-прежнему сохраняются. Они, конечно, подлежат обсуждению, но в рамках действующей официальной Смешанной богословской комиссии, в состав которой, помимо Московского патриархата, входят все общепризнанные автокефальные православные Церкви. Для нас неприемлемы какие-либо компромиссы в вопросах вероучения», — подчеркнул глава ОВЦС МП.

При этом он также отметил, что в тексте Совместного заявления, подписанного в Гаване патриархом и папой, высказывается осуждение унии как средства для воссоединения католического Запада и православного Востока. «В Совместном заявлении патриарха и папы ясно сказано о том, что «метод «униатизма» прежних веков, предполагающий приведение одной общины в единство с другой путем ее отрыва от своей церкви, не является путем к восстановлению единства», — сказал митрополит, напомнив, что об этом говорилось и ранее — например, в документе Смешанной комиссии по православно-католическому диалогу, подписанном в Баламанде в 1993 году. «Однако Баламандский документ в свое время не был утвержден Папой Иоанном Павлом II. Теперь же глава Римско-католической церкви прямо подтвердил то, что стало очевидным не только для православных, но и для католических участников диалога. Считаю это важным достижением», — заключил председатель ОВЦС МП.


Top