Главная » Происшествия » Самарская адвокатесса из-за неверного диагноза «рак» организовала избиения медиков и поджоги их машин
Дата публикации: 16.08.2015
Просмотров: 427



Самарская адвокатесса из-за неверного диагноза «рак» организовала избиения медиков и поджоги их машин


В Самарской области завершено предварительное расследование уголовного дела, возбужденного в отношении известной юристки Ольги Гисич и ее 32-летнего сообщника Дмитрия Козлова. Адвокатесса наняла Козлова, чтобы он нападал на медицинских работников и жег их транспорт. Мотивом женщины была месть за ошибочный онкологический диагноз, поставленный из-за перепутанных материалов для анализа.

В настоящее время уголовное дело с утвержденным обвинительным заключением направлено в Самарский областной суд для определения подсудности, сообщает официальный сайт областного управления СК РФ.

По версии следователей, пару лет назад в клинике крупнейшей в Поволжье медицинской компании «ИДК» адвокату самарской коллегии адвокатов «Коган и партнеры» Ольге Гисич была сделана несложная гинекологическая операция. Изъятый у нее материал отправили на гистологический анализ в онкологический центр, однако там перепутали пробы. В итоге у адвокатессы «выявили» онкологическое заболевание.

Когда диагноз был признан ошибочным, Ольга Гисич решила отомстить. Причем объектом, на который был направлен ее гнев, стали сотрудники клиники «ИДК», а не рассеянные работники онкологического центра.

Сначала Гисич пыталась добиться от медиков, чтобы те выплатили ей компенсацию морального вреда в размере одного миллиона долларов. Когда эти претензии были отвергнуты, адвокатесса пошла другим путем. Она договорилась с Дмитрием Козловым, что тот будет избивать эскулапов за денежное вознаграждение.

23 июля 2013 года Козлов по указанию адвоката избил сотрудницу медицинского учреждения прямо в подъезде ее дома. У женщины диагностировали закрытый перелом правой руки и ссадины на лице.

«За совершение указанных действий обвиняемый получил от адвоката в качестве вознаграждения 100 тысяч рублей», — говорится в пресс-релизе управления СК РФ.

В мае 2014 года Козлов, по указанию Ольги Гисич, причинил побои сотруднику медицинского учреждения, получив за незаконные действия 60 тысяч рублей.

В сентябре 2014 года обвиняемый за материальное вознаграждение в 35 и 60 тысяч рублей по указанию адвоката совершил поджог двух автомобилей, принадлежащих сотрудникам медицинского учреждения. В результате указанных незаконных действий потерпевшим был причинен материальный ущерб на общую сумму более двух миллионов рублей.

Как уточняло информагентство «ВолгаНьюс.рф», по желанию адвокатессы были сожжены автомобили директора ЗАО «Медицинская компания «ИДК» Владислава Шерстобоева и его жены. Речь шла об иномарках Nissan Qashqai и Hyundai Getz, сообщала «Газета.ru».

Также был сожжен автомобиль главврача клиники Марата Тугушева (именно он делал операцию Ольге Гисич). После поджогов к руководителям клиники была приставлена охрана. Некие неизвестные лица пытались угрожать телохранителю Тугушева, но сами в итоге «были немного травмированы», сообщало издание.

Пока Козлов поджигал автомобили эскулапов, сама Ольга Гисич «вымогала у одного из потерпевших денежные средства в размере одного миллиона долларов», подчеркнули в СК РФ.

В рамках расследования также было установлено, что в августе 2013 года Козлов незаконно приобрел за 1500 рублей изделие в виде пульта управления автосигнализацией и брелка для ключей со встроенными микрофоном и видеокамерой без визира, которое согласно заключению эксперта предназначено для скрытого получения фото-, видео- и аудиоинформации.

По иронии судьбы, в 2011 году Ольга Гисич участвовала в рассмотрении в Конституционном суде вопроса о соответствии Основному закону ч. 3 ст. 138 УК РФ, предусматривающей ответственность за использование так называемых шпионских устройств: гаджетов со скрытыми видеокамерами и микрофонами. Тогда адвокатесса пыталась доказать, что не определены четкие критерии для СТС НПИ (специальные технические средства для негласного получения информации).

По словам Гисич, современные телефоны с диктофонами и видеокамерами можно назвать СТС, с помощью которых негласно получают любую информацию, поскольку при записи индикатор не горит. «Положите свой телефон в футляр для очков, и по логике судебной практики вы получаете готовое СТС НПИ», — цитировало женщину-адвоката информагентство «БалтИнфо».

Пресса ранее также писала, что Ольгу Гисич подозревали в причастности к вымогательству одного миллиона рублей у руководителя московской клиники «Мать и дитя» Марка Курцера. Главным фигурантом дела был бизнесмен Константин Зарецкий.

Осенью 2012 года у Зарецкого и его жены в перинатальном медицинском центре, входящем в группу компаний «Мать и дитя», родились близнецы. Один из мальчиков был серьезно болен и позднее умер. Зарецкий и его жена Алевтина Смирнова подали иск к клинике на три миллиарда рублей.

В свою очередь, Марк Курцер в марте 2013 года подал в полицию заявление с требованием возбудить уголовное дело в отношении Константина Зарецкого — за вымогательство.

В рамках расследования Зарецкий был задержан в середине октября 2014 года в престижном районе Кату на таиландском курорте Пхукет.

По информации прессы, Ольга Гисич вела в интернете переписку с Зарецким, предлагая ему свою помощь в решении неких спорных вопросов. Она также якобы собиралась организовать некую системную атаку на подразделения группы компаний «Мать и дитя». Именно возможная причастность Гисич к делу Зарецкого и стала причиной того, что в отношении нее была избрана такая жесткая мера пресечения, как арест, утверждал портал «ВолгаНьюс.рф».

Следователи инкриминировали Гисич ч. 3 ст. 33 ч. 2 ст. 167 («Организация умышленного уничтожения или повреждения имущества»), ч. 3 ст. 33 ч. 1 ст. 112 («Организация умышленного причинения средней тяжести вреда здоровью»), ч. 3 ст. 33 ч. 1 ст. 116 («Организация нанесения побоев»), ч. 3 ст. 163 («Вымогательство») УК РФ. Ее сообщник обвиняется по ч. 2 ст. 167 («Умышленное уничтожение или повреждение имущества»), ч. 1 ст. 112 («Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью»), ч. 1 ст. 138.1 («Незаконное приобретение специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации»), ч. 1 ст. 116 («Нанесение побоев») УК РФ. Обвинительные материалы готовили сотрудники первого отдела по расследованию особо важных дел самарского управления СК РФ.


Top