Главная » События в России » В Кремле заявили, что сотрудники ФБК «однозначно увезли что-то важное» из улик по делу Навального
Дата публикации: 22.09.2020
Просмотров: 37



В Кремле заявили, что сотрудники ФБК «однозначно увезли что-то важное» из улик по делу Навального


В Кремле заявили, что сотрудники ФБК "однозначно увезли что-то важное" из улик по делу Навального "Здесь надо понять: сознательно пытаются скрыть какие-то улики или несознательно, что за этим стоит", - сказал пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков

В Кремле заявили, что сотрудники ФБК «однозначно увезли что-то важное» из улик по делу Навального
Moscow-Live.ru

«Здесь надо понять: сознательно пытаются скрыть какие-то улики или несознательно, что за этим стоит», — сказал пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков
Пресс-служба Президента России

В Кремле заявили, что российские правоохранительные органы действуют «в строгом соответствии с законом» по делу Алексея Навального, но испытывают «определенные проблемы» из-за того, что «многие улики, к сожалению, были увезены» соратниками оппозиционера.

«Здесь надо понять: сознательно пытаются скрыть какие-то улики или несознательно, что за этим стоит», — сказал пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. Традиционно избегая называть Навального по имени, он сослался на заявления о том, что сопровождающие оппозиционера «вместе с пациентом увезли большое количество доказательств, улик и так далее».

«Мы не знаем, что они еще увезли, но знаем однозначно, что что-то важное они увезли. То, в чем явно испытывают необходимость те, кто занимается проверочными действиями», — цитирует Пескова «Медуза». По его словам, следственные действия в России также затруднены из-за «проблем с получением информации» от Германии.

«Как они вернут тебе одежду, Алексей?»

Комментируя требование Навального вернуть ему одежду, в которой он был госпитализирован в Омске, Песков заявил, что, «при всем уважении к пациенту», Кремль одеждой не занимается — «не наш профиль». Отвечая на вопрос, контролируют ли в Кремле, что срок доследственной проверки по факту покушения на Навального истек, Песков предположил, что это контролируют сами правоохранительные органы.

19 сентября истек максимальный срок (30 дней) доследственной проверки по факту отравления Навального, но Фонд борьбы с коррупцией (ФБК) не дождался ни возбуждения уголовного дела, ни отказа в нем. Вместо этого управление на транспорте МВД по Сибирскому федеральному округу заявило, что проверка продолжается, хотя Уголовно-процессуальный кодекс (УПК) не позволяет продлевать срок проверки больше, чем на 30 суток, без принятия процессуального решения.

В транспортной полиции заявили, что проводят дополнительные проверочные мероприятия, в частности, повторно опрашивают сотрудников ФБК, которые сопровождали Навального во время поездки. Директор ФБК Иван Жданов заявил, что сотрудники Фонда не будут ходить на эти опросы, так как происходящее больше похоже на «сокрытие факта отравления, чем на расследование».

«Мы еще могли позволить себе ходить на опросы в рамках проверки в законные сроки, но теперь для этого нет вообще никаких законных оснований», — написал он в Instagram. Жданов отметил, что в ходе пятичасового опроса юриста ФБК Ильи Пахомова «по характеру этих вопросов стало понятно, что цель этих опросов — скорее что-то слить в помойные телеграм-каналы».

Понятия «доследственная проверка» в УПК России не существует — в юридическом обиходе под такой проверкой понимается «рассмотрение сообщения о преступлении», порядок которого регулируется статьей 144 УПК, поясняет Русская служба BBC. Эта статья предусматривает трехдневный срок проверки и разрешает продлевать его максимум до 30 дней.

Согласно статье 144, следственный орган обязан «принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении» и «принять по нему решение в срок не позднее трех суток со дня поступления указанного сообщения». Продление срока проверки до 10 дней возможно по «мотивированному ходатайству следователя или дознавателя».

Продлить проверку до 30 суток возможно только при необходимости проведения «документальных проверок, судебных экспертиз, исследований документов, предметов, а также оперативно-розыскных мероприятий». При этом должны быть указаны «конкретные, фактические обстоятельства, послужившие основанием для такого продления». По истечении этого срока должно быть либо возбуждено уголовное дело, либо последовать решение об отказе в возбуждении дела.

«Максимальный срок для решения вопроса о возбуждении дела или отказе от него — 30 дней. Преодолеть этот срок невозможно. Никаких других оснований для продления, в том числе проведения дополнительных экспертиз и опросов, нет», — прокомментировал бывший член президентского Совета по правам человека, судья Мосгорсуда в отставке Cергей Пашин, назвав незаконным продолжение проверки после истечения 30-дневного срока без уголовного дела.

Он подчеркнул, что даже если бы проверка началась позже поступления заявления о преступлении, срок для этих действий «съедается» общим 30-дневным сроком проверки. Пашин также отметил, что неполучение документов по Навальному из Германии не может быть основанием для отказа в возбуждении уголовного дела.

«Именно поэтому и надо его возбуждать, чтобы получить основания для дальнейшей работы — в том числе для запроса по Конвенции о правовой помощи по уголовным делам», — отметил он. На эту Конвенцию, напомним, ссылается МИД РФ, обвиняя немецкую сторону в том, что она не предоставляет российским органам медицинские документы, биоматериалы и результаты проб Навального.

Пашин отметил, что пока уголовного дела нет, никто и не обязан предоставлять конфиденциальную информацию. В ходе доследственной проверки можно лишь провести осмотр места, результаты которого будут приравнены к доказательствам, но допросить кого-либо или устроить очную ставку без уголовного дела нельзя.

Уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова в своем ежегодном докладе по итогам 2019 года указала на необходимость проведения «давно назревшей реформы стадии возбуждения уголовного дела». «По мнению уполномоченного, целесообразно возвратиться к практике, когда предварительное расследование начинается сразу после регистрации заявления о преступлении», — говорится в документе. Нынешний порядок возбуждения уголовного дела, по мнению Москальковой, является «данью традиции советского уголовного процесса» и «все чаще играет роль барьера в реализации права потерпевшего на доступ к правосудию».