Главная » События в России » Жители поселка в Бурятии пожаловались Путину на пытки и террор со стороны добытчиков нефрита (ВИДЕО)
Дата публикации: 26.06.2019
Просмотров: 33



Жители поселка в Бурятии пожаловались Путину на пытки и террор со стороны добытчиков нефрита (ВИДЕО)


Жители таежного бурятского поселка Россошино Баунтовского района пожаловались президенту РФ Владимиру Путину, что из-за соседства с иногородней нефритодобывающей компанией - ООО "Забайкальское горнорудное предприятие"(ЗГРП), которая является дочерней компанией госкорпорации "Ростех", - эвенкам стало негде охотиться и рыбачить

Жители таежного бурятского поселка Россошино Баунтовского района пожаловались президенту РФ Владимиру Путину, что из-за соседства с иногородней нефритодобывающей компанией — ООО «Забайкальское горнорудное предприятие»(ЗГРП), которая является дочерней компанией госкорпорации «Ростех», — эвенкам стало негде охотиться и рыбачить
Стоп-кадр видео Anonim Incognito / youtube.com

Жители таежного бурятского поселка Россошино Баунтовского района пожаловались президенту РФ Владимиру Путину, что из-за соседства с иногородней нефритодобывающей компанией — ООО «Забайкальское горнорудное предприятие»(ЗГРП), которая является дочерней компанией госкорпорации «Ростех», — эвенкам стало негде охотиться и рыбачить. Их запугивают, похищают, избивают, помещают в изолированные помещения на несколько дней, отбирают технику. 20 июня обращение жителей села на сессии народного хурала зачитал депутат Виктор Малышенко, сообщает портал «Сибирь. Реалии».

Один из старожилов села, депутат поселения Усойское-Эвенкийское Сергей Агафонов рассказал, что изначально горнорудное предприятие заняло место прошлой нефритодобывающей компании «Дылача» и обещало помочь району. «Были выделены средства на ремонт школы, фельдшерско-акушерского пункта, библиотеки. Первое время, когда компания только-только начинала осваиваться, все было нормально», — рассказал Агафонов, пояснив, что трения начались после того, как на реке Ципа обнаружили нефрит-окатыш, стоящий в сотни раз дороже обычного. Хотя по правилам реку перекапывать нельзя, там начались работы с применением экскаваторов, нарушивших экосистему. Прямо по берегам реки, в 100 метрах от воды, стоят бочки с соляркой и горюче-смазочными материалами, а разливы горючего стали обыденным явлением.

При этом о наличии у ЗГРП лицензии на добычу ископаемых именно на этих участках ничего не известно, хотя, по словам ведущих геологов, на разрешенных им участках ЗГРП могут вести лишь разведывательные работы по нефриту, и самой реки это разрешение не касается. «На деле все выходит совсем по-другому. Камень там добывают. Вполне возможно, что в том числе и поэтому они так рьяно охраняют территорию от чужих глаз и ненужных свидетелей», — заявил Агафонов. Одной из причин этого является высокая стоимость нефрита в реке: цена за камень-сырец доходит до 5000 долларов за килограмм.

Работники нефритодобывающей компании также построили посты на реке Амалат, где нерестятся краснокнижные рыбы семейства лососевых: как рассказал директор Витимского лесхоза Александр Генрих, ЗГРП не брало эти земли в аренду для постройки базы. Местные жители полагают, что база была построена, чтобы полностью перекрыть доступ к реке Ципе, где добывают камень. «Если бы вы построили там дома, против вас уже давно бы возбудили уголовное дело. А против них я ничего сделать не могу», — заявил Генрих местным жителям.

Более того, ЗГРП сожгла все охотничьи избушки на территории старинных эвенкийских стойбищ вместе с тайгой. «Однажды они пришли в зимовье к пожилому пенсионеру, выгнали его оттуда и сожгли жилище. Сказали ему: «Это наша земля, и ты здесь находиться больше не будешь». А ведь это был не кто-нибудь, а сам старейшина села Россошино, который 9 месяцев в году находится в тайге. Почему вдруг наша тайга стала их землей?!» — задается вопросом Агафонов.

Между тем выжить эвенки могут только за счет оленеводства и таежного промысла, и уничтожение зимовий грозит гибелью многим охотникам в зимний сезон. На предприятия ЗГРП эвенков стараются не брать, хотя наказывают за незаконную добычу нефрита, которая также стала очень популярна среди эвенков. По словам Агафонова, на предприятии просто не заинтересованы в установлении твердой цены на нефрит из-за налогов.

«Они закрыли все дороги. И когда ты приближаешься, они тебя уже видят. На деревьях висят замаскированные фотоловушки, датчики движения. На земле растяжки с сигнальными ракетами. Ты прошел, и если случайно задел растяжку — ракета взлетает. И они уже знают, что кто-то идет. Постоянно проверяют фотоловушки — сколько прошло человек. И потом начинается натуральная охота на людей. Они вооружены до зубов. У них есть приборы ночного видения с инфракрасным излучением, тепловизоры. Ходят они всегда в черных масках, бронежилетах, с оружием. Вместе с сотрудниками охраны ЗГРП всегда ходят полицейские, также в масках», — рассказал Агафонов.

По его словам, задержанных кидают на землю и стреляют над их головами, стремясь запугать. Лодочные моторы, лодки и машины они забирают себе, а уплыть от них по реке удается редко. Скарб «охранники» выбрасывают на землю и приводят в негодность или также забирают себе. Задержанных доставляют в специально построенную тюрьму и держат по несколько дней, давая еду раз в сутки, применяя пытки и издевательства. После этого задержанных доставляют в тайгу с горстью риса и оставляют там в 150 километрах от дома. «Несколько дней человек идет домой по болотам и лесу, без еды», — подчеркивает Агафонов.

Почему на территории ЗГРП находится полиция и «тюрьма», никто не знает: местные жители предполагают, что организация «платит или еще как-то сотрудничает» с полицией, прокуратурой и администрацией, которая закрывает на самоуправство глаза: заявления в полицию ни к чему не приводят, а записи, сделанные на мобильный телефон, исчезают с него после изъятия.

«Нас, коренных жителей, стали выгонять из охотугодий, сжигать зимовья, поджигать тайгу… Сотрудники ЗГРП скрывают лица под черными масками, тыкают в лицо оружием, при этом говоря: вы, узкоглазики, здесь обитать больше не будете и это не ваш теперь дом», — говорится в видеообращении к Владимиру Путину: местные жители уже больше четырех лет обращаются в различные инстанции, но ситуация не меняется.

Последней каплей для местных жителей стало нападение на одного из сельчан, которого ранили в ногу и плечо: молодой человек выбирался из тайги около 10 дней. Эксперты заявили, что оружие стрелявших было заряжено особым образом и рассчитано на убийство. «Если его дело закроют, а виновных не накажут, будем бороться иначе. Если власти республики закроют опять глаза на весь беспредел, что творится на нашей родине, то тогда свою родину мы будем защищать сами», — заявляет Агафонов. Между тем в МВД по Бурятии заявили, что никаких нарушений в работе предприятия выявлено не было, а раненый не обращался в ОВД с заявлением и отказывается от каких-либо объяснений.

Как сообщает «Байкал-Daily, глава Бурятии Алексей Цыденов поручил создать межведомственную комиссию по обращению жителей Россошино. В нее войдут представители Росприроднадзора, уполномоченного по правам человека в Бурятии и прокуратуры республики. Уполномоченный по правам человека в Бурятии Юлия Жамбалова сообщила, что планирует выехать на встречу с коренными жителями в поселок Россошино 27 июня для выяснения всех обстоятельств.

Эвенкийская родовая община «Дылача» занималась добычей нефрита на Кавоктинском месторождении в Баунтовском районе Бурятии.Считается, что по «воровской линии» нефритовый бизнес курировали «король русской мафии» Аслан Усоян по кличке Дед Хасан (убит снайпером в Москве в 2013 году), Ильшат Иванов (Садык), Георгий Углава (Таха), Владимир Власко (Хохол) и другие криминальные авторитеты, имевшие связи в политических кругах и бизнес-элите.

Во время большого передела рынка нефрита в 2012 году от «кормушки» была оттеснена банда Садыка. Тогда по столице республики прокатилась волна громких арестов. Среди задержанных оказался Тушин Доржиев — сын видного депутата народного хурала Цырена Доржиева, избранного в 2015 году спикером республиканского парламента. Также оперативники задержали Барсана Донаканяна — сына местного строительного магната Григория Донаканяна.

Масштабный передел на рынке нефрита начался в Бурятии в 2011 году, когда в игру вступило ООО «Русская нефритовая компания». Эта компания была зарегистрирована в Улан-Удэ, однако в реальности представляла интересы игроков федерального уровня: «Сибирского цемента» и «Ростехнологий». На тот момент «Ростехнологии» возглавлял «друг Путина» Сергей Чемезов.

На имя тогдашнего премьер-министра Путина было написано письмо, в котором Сергей Чемезов призвал к «декриминализации нефритовой сферы». В руководстве страны этот посыл одобрили.

В сентябре 2012 года «совместным ударом силовиков и судейского сообщества была разгромлена община «Дылача». Ее глава и совладелец, экс-мэр Баунтовского района Бурятии Андрей Туракин поспешно эмигрировал в Китай. Место «Дылачи» заняло ООО «Забайкальское горнорудное предприятие», которое было зарегистрировано в 2013 году в Иркутске и по сути представляет интересы «Ростеха» в нефритовом бизнесе. Значительная часть нефрита (не менее 70%) отправляется контрабандными путями в Китай, который является главным потребителем этого полудрагоценного поделочного камня.

К переделу нефритового бизнеса приложил руку адвокат Дмитрий Васьков, который занимался юридическим обоснованием необходимости закрытия «Дылачи» и после ее разгрома продолжал заниматься юридическим сопровождением нефритового бизнеса. В сентябре 2016 года Васьков был застрелен возле дома N9 по улице Цивилева в Улан-Удэ: его убийца Михаил Степанов, бывший одним из учредителей «Дылачи», в августе 2017 года получил 12 лет колонии.